?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 July 2006 @ 09:59 pm
Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен  
Этот рассказик был написан пол года назад в сообществе great_madmen. Написан он по мотивам одной весьма известной истории в узких кругах. Рассказ не на суд, а просто так. В ту неделю темой сообщества было: 'пиявки'.
Итак, рассказик.
"Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен"
«Добро пожаловать в ваше подсознание, уважаемый Семен Степаныч». «Ой», - подумал Семен. Диктор продолжал произносить слова про Чечню и куриный грипп, загадочно смотря, тут Семен проследил его взгляд, на картошину в середине тарелки. «Невежливо, в тарелку-то смотреть, с виду вроде воспитанный человек» - думал Семен, отворачивая телевизор в сторону окна. «Картошки ему подавай, вот на дождик посмотри лучше, а то облачно им» - все продолжал сетовать Семен. «Черт, а это еще что?» На экране показывали непонятную конструкцию, плывущую по затопленному городу на Кубе, как говорила надпись внизу экрана. Семен, не найдя кнопки масштабирования изображения, сел на кухонный стол и стал внимательно рассматривать картинку на экране. «... очередной ураган задел все северное побережье Кубы, чем нанес ущерб...» - монотонно продолжал диктор. Из комнаты донесся телефонный звонок, Семен оперся рукой на раковину и, неуклюже спрыгнув со стола, ушел в комнату. Из итальянского крана потекла горячая вода.
- Але.
- Это я. Ты уже встал?
- Ага.
- Поесть нашел?
- Да, сготовил кой-чего.
- Ну молодец, у меня сегодня учет, приду попозже, покормишь детей?
- М-мм... А, ну да, конечно покормлю.
- Целую.
- И я... ег... тебя.
- Семен, ты не пил?
- Да не, ты же знаешь, вечером в смену. Чешь я, совсем дурак что ли.
- Ну тогда ладно, до вечера.
- ...
Семен оторопело смотрел на обои. Вот ведь умница... Любка-то... моя. Пока в смене был, обои... наконец переклеила. И красивые какие... вроде переливаются даже... Тут Семен Степаныч вспомнил об остывающем завтраке и поплелся на кухню. «Ебать-колотить! Во я мудак-то...» вырвалось у Семена, когда он увидел текущую воду из раковины. Вода наполнила практически всю кухню, и казалось что даже из телевизора частичка потопа попала в квартиру, чтобы теперь и Семен Степанычу жилось несладко. Фантазия Семена тут же представила как из телевизора на стене льется сначала струйка, а потом уже целая струя тихоокеанской воды, с кубинскими бычками, банками и непонятными конструкциями неизвестного назначения. «Надо обуться во что-нибудь» - решил Семен и пошел в кладовку. Обуться... потом... потоп... Ага. В кухню Семен Степаныч вошел как и подобает при потопе - в ластах и маске для подводного плавания. Добравшись до раковины, Семен закрыл кран с горячей водой и, так как есть уже не хотелось, решил еще немного посмотреть телевизор. К его великому сожалению потом уже прекратился, и, за исключением редких капель на подставке, ничего о нем не напоминало. Только дышать почему-то становилось все труднее. «Семен?» «Да, Марина. Я, Семен Степаныч, нахожусь сейчас в филиале филяковской галереи. Сегодня здесь проходит выставка скульптора Перемычкина под названием "О самоискажении". На первый взгляд тема может показаться банальной и повседневно встречающейся в нашей жизни, но все-таки обратите внимание...» Тут Семен удивился собственной мысли, быстро соскочил с кухонного стола, вбежал, неуклюже переставляя ноги, в комнату сына, начал судорожно рыться в ящиках стола, переворачивая учебники и журналы, и наконец нашел два так нужных ему предмета. Через некоторое время он применил их и уснул. Ничто не казалось ему таким важным в тот момент.
- Папа! Папа!
- ...
- Ну пап!
- ... э-ээ...
- Пап, ты у меня на столе ничего не трогал?
- Петь, шел бы ты,... уроки... это... учить.
- Пап, ну открой глаза!
- Ну чего?
- Ты в моей комнате ничего не искал?
- Да вроде искал че-то...
- А, ну тогда понятно... А это вот что?
- Да откуда я знаю, бумажка какая-то, это у тебя надо спросить, совсем уже с гулянками со своими...

- Ага, только ты прочитай сначала.
- Ну давай, давай ее сюда. Семен взял в руки обрывок тетради, надел очки и застыл.
Где-то через полчаса, когда уже ушел сосед, работавший лет десять на скорой, Семен Степаныч, примерный муж и отец двоих детей, наконец-то смог спокойно вздохнуть и запереться в туалете. Первый раз за двадцать три года он сидел на толчке и плакал.
Петя сидел на кухне и тупо смотрел на бумажку. На ней было странно кривым но все равно отцовским почерком выведено «Я - пиявка». На столе стояла пустая баночка. А на самом ее донышке - лежал маленький, черненький, как будто извивающийся гриб, последний из заготовленных сыном на лето. Ведь несбыточная мечта каждого молодого грибника - натрескаться за обе щеки грибов и смотреть на солнце сквозь зеленую листву, улыбаясь самому себе и математике, которая придумала фракталы.